Строим качественнее

Приветствуем, друзья!

Сегодня расскажем, как мы делаем рубленный дом влагоустойчивым. Зачем нужен дорогой ручной инструмент в 21 веке. А также поделимся соображениями, почему плотники каждый новый дом должны делать качественнее предыдущего.
Ручной инструмент. Рубим дома качественнее
Скобель. Сохраняем природную уникальность брёвен
Теперь мы строгаем брёвна вручную скобелем. Так дом сохранится дольше, а поверхность бревна красивая и гладкая.
Раньше мы быстро строгали брёвна электрическим рубанком – пять брёвен в день против трёх скобелем.

Но электрорубанок «ворсит» дерево – его поверхность становится махровой, а на ощупь она как велюр. Вспомните салфетки из микрофибры – это ткань с частым мелким ворсом. Поэтому она впитывает в 5 раз больше влаги, нежели хлопчато-бумажная.

Ворсистость – плохо, из-за неё брёвна впитывают влагу, как микрофибра.
Видели брёвна с серыми и синими пятнами? Это сырые брёвна. Если их оставить в таком виде, они сгниют за несколько лет. Вот видите - мы написали "несколько", это абстракция. Мы действительно не знаем, за сколько лет сгниёт сырое бревно, потому что ни разу не гноили наши брёвна.

Запомните - главное не производительность, а долговечность и сохранность дома.

Электрорубанок ворсит дерево, потому что его лезвия на барабане.
Барабан вращается быстро, каждое лезвие режет дерево каждый раз заново. Лезвия касаются дерева несколько раз в секунду – пятно контакта лезвия с бревном то есть, то нет. Лезвия врезаются в древесину под тупым углом и под таким же углом выходят. Поэтому электрорубанок махрит волокна. По этой же причине мы не шлифуем поверхности.

Скобель не ворсит дерево.
Он врезается в дерево под острым углом и заминает его волокна. Плотник ведёт скобель плавно, пятно контакта скобеля с деревом постоянное, лезвие равномерно и непрерывно режет дерево и заминает волокна. Итог: поверхность бревна гладкая и плотная, как шёлк. И она не впитывает влагу, ибо влаге просто негде задерживаться.

Сейчас мы острагиваем брёвна только скобелями. Да, это дольше, но поверхность от скобеля сохраняется лучше, а дома долговечнее.

Вот самый старый деревянный дом в Томске – ул. Октябрьская 71.
В этом доме до сих пор живут люди, а историки до сих пор спорят о его возрасте. Одни считают, что его построили в 1722 году. Другие – в 1770-ых годах.

Мы же с парнями, в отличие от историков, знаем наверняка: плотники острагали эти брёвна скобелями.
За 300 – ТРИСТА!!! – лет брёвна растрескались и потемнели. Но они не сгнили и до сих пор сухие! А дом после острожки электрорубанком, по-нашему мнению, служит в среднем 50 лет при своевременной обработке антисептиками.
300 лет без гнили
Остроганный скобелем дом – красивый.

Поверхность каждого бревна разная: бугры от веток и сучков, впадинки, выщербленки и другие неровности. Плотник скользит скобелем по бревну и точно повторяет его естественные контуры. Так он сохраняет уникальную форму дерева, которую ему подарила природа.

От электрических рубанков мы, конечно, не отказались. Строгаем ими небольшие поверхности в больших объёмах. Например, затёсы для бриллиантового замка. Вот в доме Апрель – 500 затёсов, строгать их ручным рубанком долго и дорого. Поэтому затёсы сначала сделали бензопилой, а уже потом острогали электрорубанком.

Чтобы поверхность затёса была гладкой и «невпитывающей», ножи электрорубанков всегда должны быть острыми. Для этого мы точим их раз в 2 дня.
Строганые затёсы бриллиантового замка
Мы считаем: неправильно следовать принципам – работать только ручным инструментом или только электрическим.

Правильно – качественная поверхность за время, адекватное этому качеству. А уникальность поверхности можно сохранить скобелем.
Микромил. Разделываем проёмы под окна и двери быстрее и точнее
Раньше мы долго разделывали проёмы под двери и окна.

Чтобы отторцевать брёвна под проём, мы возились с двусторонней разметкой: отмечали точки с одной стороны окна, залазили внутрь, отмечали с другой стороны. И так несколько раз на разных высотах. Погрешность была до сантиметра. Потом торцы всех брёвен ровняли рубанками, чтобы проём был ровный и гладкий.

Это хорошо, если рубили проём под дверь или окно в один этаж. Но у нас заказывают дома и с двусветными помещениями, в них проёмы высотой в два этажа, и просто большими окнами. С такими проёмами работы в два раза больше.

В общем, строили дольше, чем можем строить сейчас.
Сейчас мы торцуем брёвна под проём в 10 раз быстрее с точностью до миллиметра. Для этого мы купили в Германии приспособление к бензопиле – Микромил.

Крепим направляющую рамку нужной длины и уже по ней торцуем брёвна. За один проход получаем ровную и гладкую, как стекло, поверхность проёма. А дальнейшая доработка уже не требуется – выпилил проём и можно ставить окно или дверь.

И дальнейшие измерения стали точнее, ибо торец проёма – эталонная плоскость. Теперь проще делать отделку проёмов – например, пилить штробу под обсадную коробку для окна.

Нам важна не только производительность, но и точность.
Мафель
Ленточная пила Мафель. Между дисками натягиваем полотно, работаем быстро и аккуратно
В декабре мы привезли из Германии ручную электрическую ленточную пилу Мафель. Их производят всего несколько штук в год, поэтому купить такую – удача.

Ей мы делаем продольные и поперечные резы, разные фигурные элементы. Поверхность реза после неё – гладкая и ровная, её не нужно строгать, как после лучковой.

Теперь, готовые изделия, например, замки на балках и стропилах, мы делаем на треть быстрее, чем раньше.
Стамески, рубанки, пилы. Чем наш дорогой ручной инструмент полезен заказчику
Мы любим ручной инструмент. В месяц мы покупаем 5-7 стамесок и рубанков – расширяем и обновляем инструментальный парк.

Качественный ручной инструмент стоит десятки тысяч рублей. Стамески в среднем - 10-20 тысяч рублей, а рубанки 40-50. Наш бухгалтер включает инструмент в себестоимость дома, а заказчик его оплачивает. Поэтому мы решили отчитаться перед нашими настоящими и будущими заказчиками – какая им польза от дорогого инструмента.
Стамески
Стамесками мы делаем, например, пазы в каркасных домах.
Паз – углубление в бревне под углом к поверхности. В пост'н'биме пазы под 90 градусов к поверхности бревна. Они похожи на ячейки в формочке для кубиков льда. Есть и угловые пазы, например, под 60 градусов.

Стамеска должна быть не менее 20 см в длину, тогда паз будет ровным и глубоким. Чтобы вырезать такой паз, плотник крепит к бревну направляющий брусок. Представьте игру в бильярд, где кий скользит по опорной руке. Также и плотник ведёт стамеску по бруску, как игрок ведёт кий по направляющей руке, и вырезает паз.

Все наши стамески длиной от 25 см., потому что чем глубже и точнее паз, тем надёжнее замок.

Ручка стамески должна быть в обхват под две руки.
Тогда плотник крепко держит стамеску, и она скользит точно по заданному направлению. А в ручке выемка под переднюю руку – упор. Поэтому плотник режет точно и ровно за один заход.
Так мы экономим время заказчика.
Боковые плоскости стамески – рёбра – должны быть ровными.

Если плоскости стамески неровные, плотник тратит время: режет, убирает стамеску в сторону, берёт линейку, ставит её в паз на ребро, проверяет ровность плоскости, убирает линейку, берёт стамеску, снова режет… И так несколько раз, пока не сделает поверхность плоской. Это долго.

Поэтому мы покупаем стамески уже с ровными плоскостями и используем их вместо линеек. Плотник режет паз стамеской и ей же проверяет горизонтальность поверхности – прикладывает ребром. Стамеску даже не нужно вынимать из паза! Так мы работаем быстрее без ущерба качеству.

У кованых стамесок высокая степень готовности – кузнецы отшлифовали их рабочие поверхности. Такие стамески сразу можно использовать как мерило плоскости. Плотник может чуть отшлифовать плоскость «под себя», но это быстрая эстетическая шлифовка, а не шлифовка для создания рабочей поверхности.

Фрезерованные стамески, которые мы покупали, не были отшлифованы. Парни зашлифовывали на плоскостях следы фрезы, потом точили режущую поверхность, шлифовали рёбра и только потом работали.

Ещё у стамесок, которые мы покупаем – толстый демпфер и большой выпуск ручки.
Демпфер – кожаная прокладка на ручке.
Чем он толще, тем плавнее работает плотник, рез получается точнее, а замок ровнее. Тогда он не играет при усадке.

Выпуск – это запас дерева на усыхание ручки.
Чем он больше и чем больше кольцо, которое предохраняет ручку от растрескивания, тем лучше. Маленькое кольцо слетит с маленького выпуска, его нужно будет закрепить или переделать. Большое кольцо и большой выпуск – практично, не нужно отвлекаться на доработку инструмента.

На безотказность инструмента и удобство работы с ним влияют детали. Кольцо отвалилось, ручка треснула, плоскость подшлифовать, режущую поверхность подточить, тут подделать, там поправить – отвлекаешься. А плотнику некогда отвлекаться, ему надо дом рубить.
Рубанки
Для разных поверхностей мы используем разные рубанки.
Торец - перпендикулярный срез волокон дерева - ребята строгают рубанком с наклоном лезвия 12 градусов.

Попробуйте кухонным ножом разрезать карандаш, как колбасу. Теперь представляете, какая плотная и прочная поверхность – торец? Поэтому качественно прострогать торец можно только под острым углом, как ножом точить карандаш. Качественно – это гладкий и ровный рез, а не махровая поверхность. Разницу во влагоустойчивости таких поверхностей вы уже знаете.

Дерево вдоль волокон – плоскость – мы строгаем рубанком с углом наклона лезвия 45 градусов. Такая прострожка легче и проще, как наточить карандаш ножом.

Наши рубанки – Канада Веритас. Вот один из них:
Чем хорош этот рубанок?

  • Он тяжёлый - чугунный. Его легче прижать к поверхности дерева, поэтому рез точнее.
  • Его рёбра уже зашлифованы - можно использовать как линейку для проверки горизонтальности поверхности.
  • Регулировочные болты из латуни. Это важно, ведь мы работаем на улице в любую погоду. Болты не ржавеют и их не нужно смазывать. Поэтому мы всегда можем плавно отрегулировать длину выступающей части лезвия и прострогать ровно.
  • Ручки деревянные - руки не мёрзнут, и мы работаем на улице в мороз дольше.
  • Рубанок собран аккуратно, в отверстиях и на краях плоскостей нет облоя.

Мы не тратим время заказчика на доводку рубанка, а сразу работаем им.
Да, мы покупаем дорогой инструмент. Да, мы не экономим там, где нельзя экономить.

Мы так рассуждаем, потому что не можем себе позволить тратить время заказчика на доработку недоработок производителей инструмента.

Запомните, главное в инструменте – его готовность к быстрой и долгой работе с минимумом вмешательства. Тогда плотники будут рубить дом точнее, ровнее, быстрее.
А теперь о ручном инструменте в деле
Вот голландский замок:
Сращиваем две балки. У второй балки - ответная часть замка.
Он нужен для продольного сращивания двух балок, чтобы сделать одну длинную. Например, стропила длиной 10-12 метров. Плотники используют его при сборке домов тимберфрейм.

Чтобы замок был точнее и прочнее, мы делаем треугольный выпил:
Выпил не даёт сращиваемым балкам сдвинуться в разные стороны друг от друга. Помогает быстро смонтировать замок, потому что не нужно центровать балки на месте сборки.

Благодаря голландскому замку, мы не используем металлические крепёж, ведь дерево гниёт вокруг металла. Да и не место металлу в деревянной конструкции.

Так вот голландский замок можно сделать только вручную.
Мафелем выпиливаем контур замка, строгаем торец и плоскости бревна рубанками, а стамеской выбираем угол треугольника. Контур замка можно выпилить и лучковой пилой. Просто Мафелем быстрее. Ну а если использовать качественный инструмент, замок получается ровный, крепкий, красивый и влагостойкий.

Вот так просто и быстро собираем этот замок - всего один абзац текста. Только перед этим мы за 5 лет перебрали кучу инструмента. И поняли: чем качественнее инструмент, тем качественнее и быстрее мы изготовим замок, тем быстрее мы соберём дом, тем крепче и ровнее он будет после усадки. Тем быстрее заказчик заедет в дом жить.

Качественный инструмент стоит дорого, потому что он проработан в деталях. Именно на детали изготовители тратят больше всего времени.

Инструмент одной марки, например, Стэнлей, производят одни и те же люди из поколения в поколение. И улучшают они его из поколения в поколение. Такой инструмент с каждым разом будет качественнее и дороже.

Плотник, работая в удовольствие таким инструментом, сделает замок точнее, а дом – прочнее.
Почему наши дома стоят дороже типовых кубиков из оцилиндровки или бруса?
Ведь мы не придумываем новые способы строительства домов или новые замки. Давным-давно поколения первых плотников придумали их специально для нас.

Наши дома стоят дороже, потому что мы постоянно улучшаем детали строительства дома: от заготовки леса, его хранения и транспортировки, до обработки брёвен, изготовления и сборки замков, отбора и использования инструмента.
Поэтому каждый новый дом мы делаем качественнее:
рубим быстрее и точнее, он теплее, он долговечнее, он ровнее и красивее.
Это не значит, что раньше мы делали хуже, а сейчас лучше, нет.
Мы всегда делаем настолько хорошо, насколько можем. Не больше, но и не меньше.
Просто каждый раз мы можем лучше.
Мы, Плотники, называем это преемственностью.
comments powered by HyperComments